Янв. 22.

Факторы развития гендерной идентичности. Подростковый возраст. Развитие ребенка.

В процессе гендерной социализации ребенка, когда происходит усвоение  социальных ролей, разделение деятельности, статусов, прав и обязанностей в зависимости от половой принадлежности, развивается его гендерная идентичность.

На каждом возрастном этапе складывается своеобразная специфическая социальная ситуация развития, определяющая становление гендерной идентичности ребенка, ее компонентов под влиянием разнообразных микро – и макросредовых факторов.

Опыт, приобретенный ребенком в процессе первичной социализации (ранний и дошкольный возраст) и в начале школьного обучения, оказывает непосредственное влияние на дальнейшее развитие гендерной идентичности. Сложность задачи, стоящей перед подростком, заключается, с одной стороны, в том, чтобы прояснить свою роль как члена общества, с другой, понять свои собственные уникальные интересы, способности, придающие смысл и направленность жизни.

Именно в этом возрасте, по мнению Э. Эриксона, происходит переструктурирование совокупности детских идентификаций в новую конфигурацию посредством отказа от некоторых из них и принятия других. Изменяются интересы, привязанности, идентификационные образцы, тематика проблемных ситуаций, значимость различных сфер жизни (выбора профессии и профессионального пути, религиозных и моральных убеждений, политических взглядов, межличностного общения, семейных ролей), способы преодоления трудностей.

Гендерная идентичность подростка развивается на фоне формирования одного из главных психологических новообразований этого возраста – самосознания, И. С. Кон пишет, что «…периодом возникновения сознательного «Я», как бы как бы постепенно ни формировались его отдельные компоненты, издавна считается подростковый возраст». Проявление сознательного «Я», возникновение рефлексии, осознание своих мотивов, моральные конфликты и нравственная самооценка – вот некоторые феноменальные проявления самосознания в этом возрасте. Этот период исследователи (Божович Л. И., Выготский Л. С., Кон И.С., Мухина В. С., Ремшмидт Х., Чеснокова И. И., Дубровина И. В.) считают переломным, критическим и даже периодом собственно возникновения самосознания во всей его целостности. Таким образом, через накопление представлений о самом себе, их обобщение, интеграцию, интериоризацию, подросток приходит к осознанию себя в единстве всех проявлений.

Новые переживания относительно гендерной идентичности и гендерных ролей в подростковом возрасте связываются с изменениями в строении тела, появлением вторичных половых признаков и эротических переживаний. Переосмысливать и переоценивать свою гендерную идентичность подростка побуждает неравномерность физического, гормонального и психосоциального развития. В этот период велико нормативное и информационное давление относительно гендерных норм, что влияет на осознание себя юношами и девушками. Например, большинство девочек, обладающих «отклоняющимися признаками», корректируют свои личностные особенности в сторону «традиционной женской роли». В структуре женской идентичности более значимо тело, так как в традиционной культуре женщина репрезентируется через ее тело. Поэтому у девушек наблюдается страстное желание соответствовать современному образцу фемининности – «совершенной стройности», что часто приобретает гипертрофированные формы и приводит к заболеваниям. Юноши, стремясь идентифицироваться с маскулинным идеалом, часто демонстрируют такие формы поведения, как агрессивные действия, употребление алкоголя и наркотиков, необоснованно рискованные поступки, что также связывается с более ранним возрастом сексуального дебюта.

Половое созревание обуславливает следующий шаг на пути становления гендерной идентичности – осознание своей психосексуальной индивидуальности, то есть своей сексуальной идентичности. Один из ее аспектов – сексуальная ориентация – возникает в результате взаимодействия между развитием полового влечения и социальным развитием: половое созревание вызывает эротические переживания, а социальная среда и преобладание в ней гетеро – или гомосоциальных моментов (круг общения подростков, источники сексуальной информации, объекты эмоциональных привязанностей и т. д.) определяют их направленность. Раннее созревание способствует развитию гомоэротических склонностей, так как в кругу общения подростка преобладают сверстники одного с ним пола, а более позднее созревание, соответственно, благоприятствует гетеросексуальности. Как отмечает И. С. Кон, «чем продолжительнее период преобладания гомосоциальных отношений, тем сильнее будет гомоэротическая ориентация; уменьшение половой сегрегации способствует формированию гетеросексуальной ориентации».

Итак, подростковый возраст является важным в плане развития сексуальной идентичности, которая обусловлена особенностями взаимодействия людей и способами интерпретации поведения на основе существующих образцов действий, адекватных культуре. В традиционном обществе нормальным и желательным способом выражения сексуальной идентичности являются гетеросексуальные отношения. Таким образом, социальные институты через сексуальную идентичность контролируют гендерную идентичность, задавая определенные направления развития личности.

В целом подростки находятся на той стадии психосоциального развития, когда, по теории Э. Эриксона, в сознании идет довольно сложная работа по определению социальных ролей, которые они могли бы играть в жизни. По мере взросления возникает задача самостоятельного выбора и интерпретации ролевого поведения. Результаты исследований подросткового периода описывают снижение влияния родителей и повышение влияния сверстников как референтной группы и источника самооценки. Поэтому взаимоотношения со сверстниками, в ходе которых происходит идентификация ребенка со сверстниками того же пола, рассматривается как важнейший фактор формирования гендерной идентичности в подростковом возрасте. Достигая этого возрастного этапа, мальчики и девочки имеют разные межличностные ориентации и различный социальный опыт. Несоответствующее гендерной роли поведение особенно сильно вредит популярности среди мальчиков. Данные ряда исследований (A. Steriker, L. Kurdek, 1982) показали тот факт, что мальчики, которые играют с девочками, больше подвергаются насмешкам со стороны сверстников и менее популярны в их среде, чем те, кто подчиняется полоролевым стереотипам. Фемининные мальчики легко общаются с девочками, но отвергаются мальчиками, а маскулинных девочек легче принимают мальчики, чем девочки. И хотя девочки предпочитают дружить с фемининными сверстницами, их отношение к маскулинным девочкам остается положительным, в то время как мальчики резко отрицательно оценивают фемининных ровесников.

Начало подросткового возраста, когда формируются мальчишеские компании, считается важным этапом, так как влияние сверстников проявляется в большей степени. Этот процесс, «мужской протест», характеризуется ярким негативным отношением к девочкам  и формированием особого «мужского» с некоторой грубостью и резкостью стиля общения. Затем начинается переход детей из однополых групп, характерных для младших подростков, к разнополым, которые обычно состоят из старших подростков.

Многие исследователи считают, что для мальчиков сверстники имеют большее значение, так как мальчики меньше стремятся к взрослым, к семье, они более чувствительны к социальному давлению со стороны сверстников при неприемлемом для их пола поведении.

Одной из функций группы сверстников для мальчика является возможность приобретения в ней мужских черт и необходимой независимости от матери через солидарность со сверстниками и путем соревнования с ними. В среде сверстников ребенок испытывает себя в качестве представителя пола, «обкатывает» полученные в семье полоролевые стереотипы и корректирует их в самостоятельном, не регламентируемом взрослыми общении. Оценивая телосложение и поведение ребенка в свете своих критериев маскулинности – фемининности, гораздо более жестких, чем в семье, сверстники тем самым подтверждают, укрепляют или, наоборот, ставят под вопрос его гендерную идентичность. Но, предпочитая все же манеры поведения, формы общения, черты внешнего облика,  характерные для представителей одного с ним пола, подросток, благодаря развитости абстрактного мышления, не воспринимает эти характеристики как нечто данное от природы и неизменное.

Несмотря на характерную для подросткового возраста проблему отношений с взрослыми, нельзя сказать, что у подростков происходит отчуждение от родителей. Они чувствуют себя защищенными как среди друзей, так и в семье. Родители в некоторой степени задают подросткам представления об их будущих супружеских ролях.

В исследовании В. Е. Каган было обнаружено, что образ будущей жены у юношей по всем показателям ярко фемининен, а свой портрет как будущего мужа – так же ярко маскулинен. Описывая себя, как будущих жен, девушки утверждают преобладание фемининных черт над маскулинными. Образ же будущего мужа в восприятии девушек более фемининен, чем маскулинен, что расходится с идеалом будущего мужа как «мужественного мужчины». Портреты будущих супругов в целом подобны образам отца и матери подростка, что еще раз подтверждает влияние родителей, которые подкрепляют данные детям представления о мужском и женском предназначении.

Формированию определенных ценностей и образцов поведения способствует символическое содержание, представленное в средствах массовой информации. Школьные учебники для старшеклассников продолжают транслировать целый набор стереотипов. В обзорной статье Т. В. Виноградовой и В. В. Семенова отмечается тот факт, что даже те женщины – ученые, которые получили мировую известность и признание, в учебниках практически не представлены. Конкретные примеры и иллюстрации приводятся в основном из области интересов мальчиков. Объяснение этому можно найти в следующем: в современной культуре глубоко укоренился взгляд на науку как на мужское занятие; наука создавалась мужчинами, поэтому в ней отражены мужские нормы и система ценностей мужчин.

Укреплению гендерных стереотипов способствует литература и журналистика для взрослых, которой начинают интересоваться подростки. А. Клецина провела анализ описаний мужчин в обычных «женских» журналах и феминистки ориентированных. Оказалось, что образы мужчин в этих изданиях различны. В массовых «женских» журналах часто мужчины выполняют семейные и родственные роли, проявляют зависимость и неспособность управлять ситуацией, оказываются в роли жертвы событий, ассоциируются с детьми и детскими проблемами. В феминистских изданиях мужчины или откровенно негативно оцениваются, или предстают как представители расплывчатой, недифференцированной группы, выделенной по принципу «мы – они», либо как обидчики, то, как находящиеся у власти, не реагирующие на проблемы женщин. Автор делает заключение, что вопреки ожиданиям феминистские издания транслируют все тот же стереотипный традиционный мужской образ, против которого сами и выступают.

Анализ поступающей к нам по телевизионным каналам информации, демонстрирует, что телевидение так же создает традиционные образы мужчин и женщин. А. Бандура отмечал, что телевидение может соперничать с родителями и учителями в качестве источника ролевых моделей для подражания. Н. Синьорелли провел анализ телевизионных программ, занимавших в течение 16 лет лучшее время в эфире, и обнаружил, что 71% появлявшихся на экранах людей и 69% главных героев – были мужчинами. За весь это период тенденция к выравниванию появления мужчин и женщин проявилась незначительно. Женщины были моложе мужчин, обладали привлекательной внешностью и мягким характером; основные сцены с их участием были дом, семья. И даже если женщины работали, то выполняли традиционно женские занятия. Мужчины на экране имели уважаемую профессию или занимались мужской работой. Вандеберг и Штрекфусс (1992), изучив 116 телевизионных программ, выявили, что мужчин гораздо чаще показывают сильными личностями по сравнению с женщинами, но их образы не всегда положительны: часто мужчин изображают жестокими, эгоцентричными, агрессивными. И отрицательными персонажами предпочитают делать мужчин, а женщин стремятся показать чуткими и добрыми.

В рекламных роликах американского телевидения наблюдается та же тенденция. Например, в исследовании Д. Бретл и Дж. Кантор (1988) было выявлено, что большее количество роликов с участием женщин рекламировали товары для дома, а сфера занятий мужчин была значительно шире. Британское телевидение использует рекламные ролики, подтверждающие этот факт. А. Менстэд и К. Мак-Каллоч (1981) выявили, что женщины чаще всего изображаются как движимые субъективными причинами в приобретении товара (желаниями, эмоциями), занимающие дополнительные роли жены, подруги; а мужчины – как рассуждающие и оценивающие товар, покупающие его по объективным причинам, чтобы практически использовать, и занимающие автономные роли.

Анализ отечественной рекламной продукции, проведенный А. Юрчак, позволил выделить два основных типа рекламных историй: романтические (отношения мужчины и женщины или только намечаются, или уже начались) и семейные (мужчина и женщина живут вместе и обычно имеют дом и детей). В первых историях мужчина всегда профессионал, занятый спортом, политикой или бизнесом. Это напряженное дело, напоминающее борьбу, из которой он всегда выходит победителем, благодаря своему уму, ловкости, смелости. «Настоящая женщина» в это время занята самоукрашением, чтобы быть оцененной мужчиной. Даже деловые женщины помнят о своей внешности, чтобы быть привлекательной, достойной восхищения. В семейных историях женщина занята семьей. Она стирает, чистит раковину и газовую плиту, готовит и ждет мужа, который пользуется ее трудом. Практически в любом рекламном ролике образ женщины подается как зависимый от мужчины, слабый, самореализующийся лишь в домашних делах или в обеспечении своей привлекательности. Мужчина же, как в отечественной, так и зарубежной рекламе, предстает как сильный, агрессивный лидер, подчиняющий других ради утверждения своего «Я». Таким образом, на простом языке передается старый патриархальный миф о том, каким должны быть мужчины и женщины.

Представленные в рекламе образы мужчины и женщины некоторые авторы рассматривают как давление на сознание общества, навязывание стереотипа поведения мужчины и женщины.

По мнению А. Юрчак, «повторяя эти примитивные патриархальные образы бесчисленное множество раз в разных вариантах, сегодняшняя российская реклама работает на усиление гендерных стереотипов, которые в нашей культуре и без того достаточно консервативны. И в этом ее крайне негативная роль».

Несколько иной вывод делает И. С. Клецина: средства массовой информации лишь отражают (хотя и в иной «упаковке») те роли мужчин и женщин, что веками упрочивались в сознании общества. И если средства массовой информации, в частности реклама, и влияют на формирование гендерных стереотипов, то это происходит непреднамеренно, как бы вторично.

Итак, начиная с рождения, девочкам и мальчикам задают разные направления развития. В раннем возрасте основную заботу о детях осуществляет мать, что обуславливает различную личностную динамику формирования гендерной идентичности мальчиков и девочек. В дошкольном возрасте дети продолжают знакомиться и усваивать те эталоны, к которым общество приближает девочек и мальчиков (особенности поведения, речи, внешнего вида, игр, социальных ролей и пр.). Гендерную информацию в этом возрасте ребенок получает  в первую очередь от родителей, а так же из детской литературы и мультфильмов. В школе педагоги через характер общения и содержание школьных учебников поддерживают начатое родителями формирование разного типа поведения у мальчиков и девочек, соответствующего нормативным представлениям о мужском и женском в современном обществе. В подростковом возрасте гендерная идентичность развивается на фоне формирования одного из главных психологических новообразований – самосознания, проявлениями которого становятся возникновение рефлексии, сознательного «Я», осознание своих мотивов, моральные конфликты и нравственная самооценка. Половое созревание обуславливает следующий шаг на пути становления гендерной идентичности – осознание своей сексуальной идентичности, которая обусловлена особенностями взаимодействия людей и способами интерпретации поведения на основе существующих в данной культуре образцов действий. Весь информационный поток, поступающий к подростку по многочисленным каналам, воспринимается, анализируется и сопоставляется с представлениям о мужском и женском, господствующим в современном обществе. Те образы, которые транслируются различными институтами социализации, направлены на то, чтобы вызвать стремление главным образом соответствовать социальным ожиданиям, связанным с выполнением различных ролей мужчинами и женщинами, с различной степенью значимости для них профессиональной деятельности и карьеры.

 

Также по этой теме: 

 Факторы развития гендерной идентичности

Раннее детство

Дошкольный возраст

Младший школьный возраст

 

Статья  подготовлена для сайта “Домик в Интернете”, автор:

кандидат психологических наук Терешенкова Екатерина Юрьевна. 

Перепечатка материалов без активной ссылки на сайт www. domik-v-internete.ru запрещена!

By Master | Posted in Гендерная идентичность, Детский психолог | Both comments and trackbacks are currently closed.

Tagged: , , , , , , , ,